До востребования

Какой толк в таких потрясающих вещах, как потопы и наводнения, если тебе не с кем о них поговорить?

Previous Entry Share Next Entry
Хорошо сказано
arvn1014
Спасибо Вам, viktor_ch.
Беру себе за точность мысли. Я тоже так думаю, но В.Г. смог выразить все предельно четко и ясно.





  • 1

"Я не знаю, зачем и кому это нужно"

Ну, вот. Не только внимательно прочитала этот омерзительный пост, но и пробежалась по воспоминаниям. Всё выискивала - кто же и где всё это написал. Нашла только парочку фраз о слюдяных глазах и плохом цвете лица. И никаких квадратных одежд не нашла. А на фотках и вовсе - изящная и вполне женственная. И Мур только в детстве немного грузноват, а дальше - очень красивый молодой человек. Не знаю, откуда понадергивала авторша этого поста столько негатива. Злобный текст ущербного несостоявшегося человека. Знаешь, есть такая фраза - "хорошая ты собака", в которую можно вложить смысл путем ударения на первое или последнее слово. Так вот - эта дама сделала ударение на слове "собака".
Прости, но я не удержалась и поместила тут лишь малую часть воспоминаний о Цветаеве с ударением на слове "хорошая".



Такой ее создал Бог, и такой она себя видела и принимала. Она отталкивалась от будничной реальности и совершенно искренне признавалась: «Я не люблю жизни как таковой — для меня она начинает значить, т. е. обретать смысл и вес, только в искусстве. Если бы меня взяли за океан, в рай и запретили писать, я бы отказалась от океана и рая. Мне вещь сама по себе не нужна».

Она не оригинальничала, она была оригинальна и этим отпугивала глупцов, ханжей и пуританских скромников, иногда скрывавшихся под псевдоклассической маской. В эгоцентризме, типичном для большого поэта, они видели самовлюбленность и агрессивность. Впрочем, сама МИ часто давала повод к такому ложному мнению: иногда она попросту не видела окружающих, и они принимали ее уход в себя за презрение, она могла быть сухой, несправедливой и жестокой как раз с людьми, старавшимися ей помочь. Но не надо забывать каторжных условий ее существования, ее вечной обиды на судьбу: мыть посуду, готовить обед, подметать, чинить белье может каждая, а она еще умела писать стихи... Быт и все повинности физического труда ненавидела, мелкие заботы не давали ей возможности отдаться писанию, она теряла время и силы на ненужное, изматывавшее и предвидела, что никогда ей не удастся творить без помех, на свободе.
Марк Слоним

Фотографии не только плохо передают облик Марины Ивановны, но даже очень меняют его. Виден лишь линейный рисунок ее черт, тонкий с горбинкой нос на широкой светлой плоскости лица, сжатый рот, темные глаза, но совершенно теряется особая лепка ее лица, создававшаяся необычной его окраской. Оно было смуглым, зеленоватые глаза казались светлыми в окружавшем их золотисто-коричневом кольце, губы были темными, почти коричневыми от долгого куренья. Пушистые, стриженые волосы с челкой над самыми глазами, золотые в молодости, с годами темнели и мешались с сединой Марина Ивановна начала седеть очень рано.
Ариадна Чернова-Сосинская

Вошла молодая женщина — коричневые волосы челкой, матовая светло-коричневая кожа лица, светлые глаза. Стройная, даже как будто неестественно прямая... Эта прямость, несгибаемость поражала, она придавала некоторую угловатость ее стремительным движениям и некоторую неженственность. Мягкости не было.
Перетянутое кушаком коричневое платье — всегда носила туго стянутый кожаный пояс на очень тонкой, осиной талии; плечи широкие, костистые.
Беглый взблеск зеленых глаз, какая-то, я бы сказала звериная роскось — в сторону: видит вас, но как будто смеясь, как будто прячась от вас, — очень светлых и очень зеленых прозрачных глаз. Это ее повадка (звериная), обижавшая некоторых людей: не смотрит на вас, когда разговаривает. У меня такого впечатления не было ни сразу, ни потом, хотя я очень чувствительна к «не смотрящему прямо глазу». Я всегда чувствовала, что, отводя глаза, она смотрит на вас с интересом, но слегка со стороны, отодвигаясь или приглашает вас следовать за нею — и это даже устанавливало с нею не отчужденность, а какую-то complicité (общность). И еще в них выражалась ее неуловимость, которая всегда в ней присутствовала. Она здесь, но вот уже там — и вот сейчас улетучится.
Ольга Колбасина-Чернова

Вошла Марина Ивановна — изящная, стройная, привлекательная. В ней чувствовалось сочетание застенчивости и гордости. Она привыкла уже, видимо, к тому, что с ней боятся встречаться. Гордость была ее самозащитой. Когда Цветаева почувствовала симпатию присутствующих — то отстраняющее, что было в ней поначалу, исчезло, она оттаяла и стала милой, доверчивой.
Надежда Павлович

Re: "Я не знаю, зачем и кому это нужно"

Оль, спасибо тебе за твое мнение, за то количество материала и цитат, которые ты нашла и не поленилась написать здесь. Интересно вот что - мне кажется, что автор поста опиралась на эти же воспоминания, но преломила их по-своему.
Где правда и есть ли она?
Как всегда, у каждого она своя.
Мне кажется, что чересчур строгий взгляд на внешние данные М.И. здесь не самоцель. В конце концов, каждый нормальный человек понимает - лишь бы человек был хороший, остальное вторично.
Цветаева - поэт космического масштаба. Гений.
Но при этом и человек. Хороший ли? Вот в чем вопрос. Имеем ли мы право говорить об этом? Думаю, да. Не судить, а говорить.
Если тебе интересно (а мне - очень), то продолжим при встрече, хорошо?:))

Re: "Я не знаю, зачем и кому это нужно"

Уповаю!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account